Фотограф на свадьбу недорого Челябинск Фотограф на свадьбу Фотограф на свадьбу челябинск

Календарь событий

Синкретизм искусств. Поэзия и живопись творческого тандема Арнольда Райника и Владимира Вейса

Российские немцы в современном социокультурном пространстве России

(Доклад председателя ЧООО "НКОЦ" Ирины Вейс на I Международной научно-практической конференции "Язык и культура в современном социокультурном пространстве")

«Культура – это единственное, что оправдывает существование человека на земле перед Богом»
Д.С. Лихачев

«Корни творчества питаются из одного источника, и если они окрепли, то уже не важно поёшь ты, или рисуешь, или танцуешь. Ты счастлив и это главное. Человек не творчества, не человек вовсе»
Арнольд Райник

История бытования российского немецкого этноса на территории Российской империи, СССР и современной России насчитывает более двух с половиной веков. За истекший период времени автономного существования немецких колонистов России от германских земель, откуда они прибыли, у них неизбежно сформировалась собственная уникальная национально-культурная идентичность, вобравшая в себя черты народов населяющих Россию с одной стороны и с другой стороны, сохранившие черты старой Германии времён их отъезда.

 До 1941 года территориально сохранялись места компактного проживания потомков немецких колонистов. Самой большой по плотности немецкого населения была советская социалистическая Автономная республика немцев Поволжья.

28 августа 1941 года был издан указ  Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» и волевым решением она была ликвидирована, а жители немецкой национальности, ее населявшие, были подвергнуты массовым репрессиям. В пятидесятых годах XX века, когда с немцев СССР был снят ярлык «врага народа» ярко стали проявляться центробежные процессы. Места бывших ссылок стали центрами притяжения и формирования устойчивых этнических поселений российских немцев. Однако эти территории уже нельзя было считать самодостаточными замкнутыми кластерными группами, скорее всего, это уже был межэтнический «плавильный котел», где в бараках бок обок проживали, молдаване, западные украинцы, немцы, гагаузы, греки, татары, русские, поляки и другие этнические группы.

В новых культурно-бытовых условиях формировалась субкультурное пространство, в нем жили и пытались сохранить свою этническую самобытность российские немцы.

В восьмидесятых годах XX века в среде российских немцев, особенно тех, кто хорошо помнил свою историческую Родину в Поволжье, вспыхивает надежда на возможное возрождение Автономии немцев Поволжья. Перестройка и гласность, казалось, давали им надежду на скорое возращение на историческую Родину. Особенно таким настроениям было подвержено старшее поколение, пережившее весь ужас политических репрессий. У них была уверенность на возможное возрождение прежнего уклада жизни, духовной, языковой и бытовой культуры. Но, как показала практика, это были лишь иллюзии. В 90-е года у немецких семей появилась возможность переехать на историческую родину в Германию.

После массовой миграции немцев из России и стран СНГ в 90 – начале 2000-х у оставшихся в России немцев, продолжает жить желание бережного сохранения в своих семьях уникального семейного уклада, реликвий, артефактов, религиозных и бытовых традиций, именно они выступают за сохранение национального самосознания.

Детство и отрочество у большинства представителей послевоенного поколения, российских немцев, родившихся в местах ссылок их родителей, были схожими. В процессе ассимиляции немецкого этноса (начавшегося в сороковых годах XX века) массово стали возникать смешанные браки, в которых рождались дети, органично впитавшие в свою ментальность дух немецкой и российской культуры. С одной стороны, дети смешанных браков не могли не слышать приглушенные рассказы своих родителей, бабушек и дедушек о том великом горе, которое постигло немецкий народ в период Великой Отечественной войны. Однако, мальчишки, в чьих жилах текла немецкая кровь, уже вовсю говорили на общепринятом русском языке, они общались со своими сверстниками в едином языковом пространстве, которое их объединяло и сплачивало.

Они росли, учились, мужали, служили в армии, защищая рубежи общей Родины, но где-то в глубинах подсознания продолжала жить реликтовая память предков. Молодые немцы слышали бытовую речь на диалекте, характерном для немцев Поволжья, молитвы которые читали шепотом их бабушки, тайно от властей собиравшиеся на лютеранские и католические проповеди, видели, как их родные готовились и встречали Пасху, Рождество, бывшие в Советском Союзе под запретом. Главное, они становились носителями общей памяти о том, что именно они являются представителями народа, который имеет собственную историческую культуру.

К сожалению, история не знает сослагательного наклонения. Что было бы, если можно было бы избежать тех геополитических ошибок, которые уже свершились в Мире в XX веке, старшее поколение, уходя, передавало своим детям и внукам ту трагическую правду и несправедливость, которую им, немцам старшего поколения, пришлось пережить на своем веку.

По разному распорядились наследники с исторической памятью. Кто-то равнодушно взирает с позиций сегодняшнего дня на далекую и чуждую им историю их предков, кого-то обиды задевают за «живое». Но есть и та категория российских немцев, которая сумела сублимировать собственные переживания, рефлексируя, им удалось создавать новые художественные образы, произведения (Альфред Шнитке, Алиса Фрейндлих, Анна Герман), нашедшие свое воплощение в современных  видах искусства.

Владиимир Вейс и Арнольд Райник местом своего рождения считают Урал.

Арнольд Райник, уроженец города Коркино (Челябинская область), родился в семье татарина и немки 8 мая 1949 года.

Малой Родиной Владимир Вейс считает город Копейск. Его отцом был российский немец, а мать происходила из старообрядческой семьи.

Арнольд Райник сегодня проживает в городе Перми, он состоявшийся педагог, хореограф, поэт, видный общественный деятель. В декабре 1992 года на базе Пермского Государственного Педагогического Университета им был создан детский театр танца «Lallen», что в переводе с немецкого означает - детский лепет, в котором он стал художественным руководителем и балетмейстером. Театр родился на базе школы №12 с углублённым изучением немецкого языка. Начав свои занятия с 7 участников, театр сегодня разросся до 150 человек в возрасте от 3лет до19ти.  В репертуаре театра 9 концертных программ, 3 спектакля и огромное количество детских сюжетных, и игровых танцев. Он является лауреатом и дипломантом 4-х международных фестивалей хореографического искусства. Арнольд Райник и сегодня активно продолжает заниматься искусством танца.

Владимир Вейс – профессиональный художник. Он работает дизайнером-полиграфистом в информационно-ресурсном центре МЧС города Челябинска.

Однако Владимир Вейс и Арнольд Райник не ограничивают себя лишь рамками профессиональной деятельности. С 90-х годов прошлого столетия они оба являются активистами общественного движения российских немцев. Это движение появилось как следствие не до конца решенного властями постсоветского государства вопроса о полной политической реабилитации немцев России. Его основателями стало поколение их отцов и матерей. Будучи молодыми на тот момент времени людьми, они, как губка впитали в себя духовную суть возрождающегося национального самосознания. Международный Союз немецкой культуры стал их духовной Родиной, там у них появились новые горизонты для творчества. А единое виртуальное культурное пространство стало их творческой площадкой. Выставки, форумы, Международные фестивали российских немцев стали для них художественной питательной средой. Именно в этом пространстве их творческое взаимодействие переросло в артсоюз.

Рождение нового творческого Союза позволяет рассуждать об интересном художественном эксперименте, в котором синкретично «вплавляются», диффундируют искусство Слова и пластики, рисунка танца и гармонии цвета, звука и живописной экспрессии.

Союз двух мастеров синкретичен. В сакральном таинстве зарождения нескольких видов искусств, синтезируется новое понимание пространства творчества. В современном художественном лексиконе прочно прописались такие понятия как: арт-объект, инсталляция, перформанс. Все они пришли в художественное пространство России в 80 – 90-х годах прошлого столетия, как явления, заимствованы, описаны и классифицированы отечественными мастерами, теоретиками искусства с Западных образцов. В наше время идет процесс адаптации данных видов искусств в российском культурном пространстве, присвоения данных понятий и явлений.

Для того, чтобы точно и правильно поименовать творческий союз-тандем Арнольда Райника и Владимира Вейса, на наш взгляд, уместнее использовать такое понятие как «синкретизм». В этом слове заключена праническая энергия, идущая от «почвенной» национальной культуры. В чем же проявляется компонента «немецкая культура»? В названиях произведения, посвящениях, сюжетах, темах, в языке пластик, в танце, и в живописи есть свой пластический язык, позволяющий рассказать об уникальной истории немцев России. Танцор создает «рисунок» танцевального произведения. Живопись художника вибрирует, стремится к «текучести», а значит, она подвижна, стремится к динамике. В первобытном творчестве (когда не существовало государств и границ) отсутствовали границы между зарождающимися видами искусства, к тому же стремится современное полифоническое художественное пространство, в котором размываются границы между современными видами искусств.

В нашем случае синкретизм проявился как естественное желание художника и поэта объединить свой творческий потенциал в стремлении создать единое творческое пространство.

У зрителя имеется возможность наблюдать за развитием творческого эксперимента.

Владимир Вейс работает в технике монотипии. Он создает ассоциативно-образное художественное пространство, населяемое авторскими мифологическими персонами. Художнику импонирует недосказанность пространственного сюжета и непредсказуемость волшебных живописных свойств монотипии. Этот вид графического искусства позволяет зрителю не просто созерцать пространство произведения, ему предполагается прямое участие в сакральном ритуальном действе. Таким образом, художник расширяет границы диалогового пространства со зрителем, он позволяет потенциальному зрителю расширять визуально-образные границы созерцаемого им произведения.

Арнольд Райник, как поэт, не преминул воспользоваться любезным предложением Владимира Вейса и вступил в диалог с художником. Конечно, этот союз нельзя назвать исключительно новаторским в мире искусства. Данное явление известно в истории искусств, например в эпоху «Серебряного века»: Велемир Хлебников и Казимир Малевич, братья Бурлюки, творчество Маяковского и т. д.

В данном творческом союзе мы наблюдаем такой же творческий эксперимент, где традиции немецкой культуры, в которой были взращены и  воспитаны Владимир Вейс и Арнольд Райник, становятся почвенной питательной средой для двух художников. Каждое стихотворение Арнольда, посвященное авторскому произведению Владимира, позволяют расширить рамки живописи и напитать стихотворение новым смыслом. Налицо процесс зарождения общего мифотворческого пространства двух художников-творцов, что, в свою очередь, способствует зарождению интересного тандема. У данного явления имеется большой творческий потенциал и есть интересное будущее.

Искусствовед Ирина Вейс

Мне нравится ;)

Подписаться



Грамоты, дипломы

 

Яндекс.Метрика